Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Coffee

Мальчик-обжора

Собственно, отчего мне так трудно с этими книжками? Когда я начинаю разбирать их на предмет того, чтобы избавиться.
Оттого, что я открываю их на середине, и читаю там, например:

"Адам немного поел. Никакая рыба, размышлял он, не бывает так же хороша на вкус, как на запах; трепетная радость предвкушения меркнет от этого слишком прозаического контакта с костями и мякотью; вот если бы можно было питаться, как Иегова - "благоуханием приношения в жертву ему"! Он полежал на спине, перебирая в памяти запахи съестного - отвратительный жирный вкус жареной рыбы и волнующий запах, исходящий от нее; пьянящий аромат пекарни скука булок. Он выдумывал обеды из восхитительных благовонных блюд, которые проносят у него под носом, дают понюхать, а потом выбрасывают... бесконечные обеды, во время которых запахи один другого слаще сменяются от заката до утренней зари, не вызывая пресыщения, а в промежутках вдыхаешь большими глотками букет старого коньяка..."
Хочется перечитать. И книжка не доходит до приготовленной коробки "на отдачу".

А еще одно открытие меня ожидало посредине книжки, которая стояла на полке больше тридцати лет - одна из любимых книжек детства моего младшего брата. Как-то раньше она все мимо меня проходила. Сборник американских сказок и фольклора "Народ, да!"
И там была эскимосская сказка, которую я не поленилась полностью перепечатать, благо она коротенькая. А книжку отправлю с оказией братику в Канаду.
Честно сказать, до сего дня самой загадочной сказкой, которую я знаю, была "Курочка Ряба". Но эта ее побила, поскольку в каждом предложении - загадка. Вот она. "Мальчик-обжора".

Однажды где-то далеко на севере в маленьком иглу жил мальчик со своей бабушкой. Это иглу строил еще его дед, а мальчик помогал ему. Дед умер, и в иглу не стало еды. Голод мучил бабушку и внука. И вот настал день, когда бабушка сказала внуку:
- Иди и ищи еду. Мне тебя больше нечем кормить.
Мальчик вышел из иглу и пошел куда глаза глядят.
Вдруг он увидел выброшенную на берег треску. Он схватил ее, оторвал ей голову и проглотил. Пошел он дальше и наткнулся на тюленя. Схватил его, оторвал ему голову и съел. Но голод все еще мучил его. Шел, шел и увидел моржа и длинными усами, который лежал на льдине и грелся на солнышке. Не успел морж соскользнуть в воду, как мальчик подкрался к нему, схватил его, оторвал ему голову и целиком съел его.
Наконец маленький обжора заметил голубого кита, которого загарпунил кто-то из охотников. Он оторвал голову киту и съел его вместе со шкурой, усами и потрохами. Точно так же, как проглотил треску, тюленя и моржа.
Только тогда мальчик почувствовал, что впервые в жизни он сыт. От радости он запел. Потом ему захотелось пить. Он подошел к маленькому озеру и стал пить из него воду. Он пил, пил, пока не выпил все озеро. Только тогда пошел он домой, но в дверь пройти не смог - таким он стал толстым.
- Лезь через окно! - посоветовала ему бабушка.
Но окно было уже двери. И все же мальчик полез в окно. Голову просунул, а плечи застряли.
- Попробуй влезть через отдушину, - подсказала ему бабушка. Но отдушила была уже, чем окно. И все же голова и плечи мальика пролезли, а живот застрял.
- Ты еще попробуй пролезть через ушко моей иголки, - бранилась старая эскимоска.
Она подняла свою иголку к потолку иглу. Мальчик пролез сквозь игольное ушко и упал на пол. Только тут бабушка увидела, каким ее внук стал толстым.
Она сказала:
- Смотри не подходи к лампе.
Но мальчик, забыв, что он такой круглый, толстый и большой, покатился, покатился к лампе, наткнулся на нее, и она лопнула. Казалось, что загремел гром. Старуха испугалась и убежала. А когда все стихло, она вернулась в иглу и заглянула в окно: лампа и мальчик исчезли. Вместо них посреди иглу разлилось маленькое светлое озеро, а по нему плавали треска, тюлень, морж и большой голубой кит.
Coffee

бумажное

По легкомыслию, а кто-то может скажет - по глупости - я переезжала с квартиры на квартиру 10 раз. Не считая собственно переезда в Израиль и два раза в детстве, но там это было делом родителей, а мне слишком не запомнилось.
Всякий раз таскаю за собой книги. И всякий раз перед переездом решительно намереваюсь от половины из них избавиться. И что ты тут сделаешь - как только доходит до дела, начинаю их перебирать, листать, перетасовывать с полки на полки, и в итоге снова тащу за собой. Даже самые дрянные, уже полуразвалившиеся, подклеенные дедушкой и мамой, жаль отдавать, хоть и в хорошие руки. И библиотека моя не суперценная, и не запойный я читатель, как мой брат или Майка, например.
Что-то есть в этом предмете такое, что меня завораживает, гипнотизирует, не дает отпустить. 
dream

РАФАИЛ НУДЕЛЬМАН, АЛЛА ФУРМАН: «МЫ ПРОЧЛИ И ПОНЯЛИ, ЧТО ЭТО НАШ АВТОР»

Оригинал взят у lechaim_journal в РАФАИЛ НУДЕЛЬМАН, АЛЛА ФУРМАН: «МЫ ПРОЧЛИ И ПОНЯЛИ, ЧТО ЭТО НАШ АВТОР»
Беседу ведет Михаил Эдельштейн

Известные переводчики Рафаил Нудельман и Алла Фурман стали лауреатами премии Федерации еврейских общин России «Человек года – 5771» в номинации «Литература» за многолетний труд по знакомству русского читателя с творчеством Меира Шалева. «Лехаим» поздравил лауреатов и побеседовал с ними о прозе Шалева и секретах переводческого ремесла.

Михаил Эдельштейн Что такое писать вдвоем, Ильф и Петров нам объяснили. А каково вдвоем переводить?
Рафаил Нудельман, Алла Фурман Вдвоем переводить так же трудно, нервно и радостно, как вдвоем писать. Те же споры, те же ссоры, разве что судьба героев от нас, спасибо автору, уже не зависит. Но судьба каждого отдельного слова… о да! Еще как!
Мы долго приноравливались к совместной работе. Постепенно сложился такой рабочий процесс. Сначала весь текст переводится более или менее дословно, и на этом этапе разъясняются все темные места. Потом этот черновой перевод уточняется и становится вторым вариантом. Затем оригинал читается вслух, и второй вариант правится, фраза за фразой, в соответствии с мелодией оригинала, с его музыкой, с его звуковой игрой. Так возникает третий вариант, после чего оригинал откладывается в сторону и начинается вычитка русского текста на предмет поиска максимальной мелодичности. После этого начинается вылизывание: четвертый вариант «остывает», затем мы смотрим на него свежим глазом и правим снова. Этот этап, в соответствии с Борхесом, продолжается до тех пор, пока не настает день отправки рукописи в издательство.
И на каждом этапе, естественно, возникают споры, порой самые яростные, с руганью и обидами, но неизменно кончающиеся тем, что мы находим общее решение или уступаем один другому.
Последний этап работы — примечания. При переводе Шалева это особенно важно, потому что у него все книги густо насыщены библейскими и литературными аллюзиями, расшифровка которых порой носит характер детективного расследования. Этим в основном занимается Рафа, но текст примечаний мы согласовываем друг с другом и, конечно, с нашим постоянным редактором Валерием Генкиным. У него, кстати, к примечаниям порой больше замечаний, чем к переводу.
Collapse )
dream

Новый Шалев: "Арак это арак, а дети это дети"

В аэропорту купила последнюю книжку Шалева "Голубь и мальчик". Снова убедилась, очень мой писатель:

"Она делила каждый плод инжира надвое, одну половину давала мне, а вторую надкусывала и объясняла, что плоды инжира отличаются один от другого по вкусу, даже если росли на одном дереве.
- И Мешулам сказал мне, что несправедливо, если один получит хороший инжир, а другой - плохой, поэтому, когда едят двое, нужно делить каждый плод между ними.
- А если едят втроем? - спросил насмешливо Биньямин, когда я рассказал ему об этом.
- Скажи своему брату, что инжир едят только на пару, - ответила Тирца и рассказала мне, что ее отец и мать капают на свои половинки инжира немного арака, добавив шепотом, что они закрывают дверь и едят свой инжир в кровати, "а потом они хихикают". - Это очень вкусно, - сказала она, - иногда они разрешают мне и Гершону тоже попробовать такой инжир, но только немножко. Мешулам говорит: "Арак - это арак, а дети - это дети. Так что только один такой инжир и только в субботу".


Ну не прелесть?
И хоть семья у меня совсем другая, и отношения внутри нее другие, и сама я не маленький темный мальчик, а ровно наоборот - все равно очень мой писатель, прямо-таки родной:

"Между мной и близкими мне людьми - родителями, братом и женой - есть несколько отличий... они - и она тоже - ощущают небо, что над их головой, и твердь, что у них под ногами, а я - бумажный змей с оборванной нитью. Они - особенно она - дерзают, а я - колеблюсь. Они - и уж, конечно, она - решают и делают, я же довольствуюсь желанием и надеждой. Как люди на молитве, как молоток, что раз за разом бьет в одну точку. Всегда теми же словами, всегда к тому же востоку... Со своей жаждой странствий и страхом перед переменой мест, со своими упованиями и боязнью их исполнения я порой кажусь себе единственным евреем в нашем семействе."

Как всегда, в отличном переводе Рафаила Нудельмана - Аллы Фурман
dream

Декабрьские радости

Вышло мое интервью с Шалевом в "Вестях" (пятничное приложение "Окна"). Теперь могу выложить рукопись - вышло почти слово в слово. Во всяком случае, при беглом прочтении не заметила правок и купюр. Но это все заслуга моего бессменного редактора len_ko. А сама я наказана за собственную лень и небрежность - чужим заголовком. Не то, чтоб он плохой, но не мой. Но обижаться не на кого, коли сама не придумала.

Collapse )

=============================================
=============================================
А еще сегодня моей племяннице Анат исполнилось два года. Она, кстати, в отличной компании - с tiushka Катюшкой и kuzma_diary Алексеем Зиминым, с чем их всех и поздравляю!
dream

я полюбила другого

Выбросила из ленты сообщество chto_chitat, заменив его на kitchen_nax. Лента стала заметно легче, просто чуть не вдвое. И в сто раз короче - вместо рецензий от вась и оль на достоевского и бербегера, которые по объему тягаются, и небезуспешно, с объектами критики (обидно, что в качестве несколько уступают). Опять же в китчен_нах пишет полно профессионалов слова и кухонного, несомненно, весьма философского дела, и потому в китчен_нах пишут в сто раз лучше - с огоньком, юморком, перчиком и задором. А что еще надо человеку, чтобы спокойно встретить субботу?

Всем шабат шалом из Иерусалима!
dream

"Мир уродлив, и люди грустны"

На этой неделе исполнилось 65 лет со дня рождения Сергея Довлатова. Но он умер в неполных 49. Я знаю тех, кто вообще не считает Довлатова писателем, и других, кто говорит, что Довлатов сформировал их мировоззрение. Тонино Гуэрра однажды сказал чудесную фразу: "Если ты писатель, ты не должен быть профессор."

В интервью журналу "Слово", очень серьезном - о сути литературной деятельности и о писателях в эмиграции, в самом конце, после многих умных и важных слов, Довлатов сказал: "Я не знаю, для кого я пишу. Спросите петуха, для кого он кукарекает, или какую-нибудь осину, для кого она машет ветками?.. Существует множество определений того, что такое литература, в том числе и парадоксальных. Это и сведение личных счетов, и преодоление горестей, и желание скрыть правду о себе, и что-то, связанное с полом, если верить несчастному Фрейду... Это еще и способ убить время, это почетное хобби, рычаг достижения власти и так далее. Определений множество, и ни одного вразумительного.
Что такое литература и для кого мы пишем?
Я лично пишу для своих детей, чтобы они после моей смерти все это прочитали и поняли, какой у них был золотой папаша, и вот тогда, наконец, запоздалые слезы раскаяния хлынут из их бесстыжих американских глаз!"

Желание его осуществилось. Во всяком случае, это.

В yandex написано, что Довлатов похоронен на нью-йоркском кладбище "Маунт Хеброн". Если это то, что я думаю, то мир не только уродлив, но и тесен.
dream

Лагутин и Лагутина

Военнослужащая Майя Лагутин во сне разговаривает не так, как бодрствующая. Матери не дерзит, не язвит, не спорит, но сохраняет врожденное, или генетически приобретенное от папы чувство юмора. Она никогда в жизни, к примеру, не говорила в рифму словосочетание "от свечки огарок", которое я, наоборот, очень часто пользую, когда рассеяна, а надо что-то ответить в рифму, вот я и бурчу.
Но мы с Майкой последние несколько недель общаемся только во сне. Я прихожу не раньше одиннадцати, она уже спит. Она встает в пять, я еще сплю, только слышу, как поворачивается за ней ключ в замке. Либо вообще ночует в армии. Собака в доме за главного.

А вчера ночью прихожу с работы - четыре дня не видела свое дитя даже во сне, она, хоть и обещала, не дождалась меня и уснула. Смотрю - на тумбочке огромный желтый Винни Пух в целлофане(приблизительно сто пятидесятая мягкая игрушка, которые у нас никогда, естественно, не выкидываются, никому не отдаются и по наследству не передаются). Села к ней на постель, спрашиваю: "Откуда подарок?" Она так сонно: "От свечки огарок..." Но по-русски! Во сне это особенно ценно.

Сегодня наконец наши графики совпали. Я, во второй уже половине дня вернулась домой из Тель-Авива после трудов праведных, сбросила с себя все пыльное, тель-авивское(одежду), все рабочее, напряженное(настроение) и забралась под любимое пуховое одеяло с книжками, бумажками, карандашами и блокнотиками. Ну, и лэп-топом, конечно - как без него?:-)))И Майя Лагутин подлезла ко мне тут же со своим фотоаппаратом. Я ей показала журналы juliakomissarof, daud и les1k. Поговорили мы непривычно и чудесно долго всякие девочкинские разговоры. "Мам, а почему я - Лагутин, а ты - Лагутина?"
И вот что из этого получилось.

Image Hosted by ImageShack.us

Всем шабат шалом из Иерусалима!